Легенды Отечественного Андеграунда. “Вежливый отказ”.

Легенды Отечественного Андеграунда. “Вежливый отказ”.

Эта группа имеет статус Легенды Русского Рока. Сборник её лучших вещей издан в одноимённой серии от Moroz Records, она принимала участие в одноимённом фестивале. И, тем не менее, по большей степени, бэнд является андеграундным. На его концертах залы не трещат по швам от наплыва зрителей. Но у группы имеется довольно большое количество поклонников. Одним словом, музыка коллектива – музыка не для всех. И всё же, эта самая музыка чертовски умна, красива и завораживающа. Герой нашей традиционной рубрики сегодня – московский коллектив “Вежливый отказ”.

Вежливый Отказ4

Группа “Вежливый отказ” была образована в октябре 1985 года. Зимой того же года состоялся первый концерт коллектива в ДК Института атомной энергии им. Курчатова.

Определение хотя бы приблизительных стилистических рамок коллектива всегда было головной болью для музыкальных критиков. С самого начала для “Вежливого отказа” были характерны эклектика и полистиличность, отнюдь не свойственные подавляющему большинству групп того времени. Излюбленным лирическим героем группы является чудаковатый эстет, волею судеб оказавшийся посреди театра боевых действий. На выступлении в передаче “Музыкальный ринг” в январе 1989 г. лидер “ВО” Роман Суслов определяет своё творческое кредо как “профанация тоталитарного героизма”.

В первоначальный состав группы входили пианист и автор песен Пётр Плавинский, гитарист-балалаечник и композитор Роман Суслов, вокалист Дмитрий Шумилов, бас-гитарист Михаил Верещагин, барабанщик Михаил Митин, поэты и шоумены Аркадий Семенов и Гор Оганисян.
Название проекта, а также часть музыки и текстов дебютной программы “Опера” были придуманы клавишником Петром Плавинским – пожалуй, самой незаурядной личностью в “Вежливом отказе” периода 85-86 годов. С годами о его роли в формировании эстетики группы стали непростительным образом забывать, и для восстановления баланса и исторической справедливости имеет смысл остановиться на его личности поподробнее.

Суслов, Шумилов
Суслов, Шумилов

Брат известного художника Дмитрия Плавинского, он еще со времен учебы в МИФИ заслужил репутацию отъявленного радикала. На многолюдных столичных улицах он шокировал обывателей, выкрикивая антисоветские лозунги, а перемещаясь в метро, любил публично декламировать фрагменты гражданcкой лирики русских поэтов – типа “Прощай, немытая Россия”. Если кто-нибудь из законопослушных граждан неосторожно пытался сделать Плавинскому замечание, Петр “взрывался” без разбега. “Не сметь командовать середняком!” – громыхал под сводами московской подземки его низкий голос. После институтского распределения Плавинский ловко ускользнул от опеки социума и устроился работать не в какой-нибудь унылый “ящик”, а в Дом работников просвещения – на должность руководителя камерного оркестра. Оркестр под названием “Красный насос” и стал основой будущего “Вежливого отказа”: Плавинский – клавиши, Роман Суслов – гитара, Дмитрий Шумилов – бас. Они играли негромкий и недозрелый джаз-рок с барочными интонациями, который при большом желании мог попасть под определение “камерной музыки”.

Уже в те годы Плавинский принадлежал к категории людей, которые “просят бури”. В какой-то момент жизни, разочаровавшись в людях и идеалах, Петр уезжает из Москвы. Он селится в небольшой приволжской деревушке и занимается перевозом местных жителей с одного берега великой русской реки на другой. Для сельского паромщика у него были очень неплохие стартовые условия – собственный моторный катер с водительским удостоверением, бензин и представительная внешность. Студентки-старшекурсницы из близлежащего спортивно-оздоровительного лагеря почтительно называли его не иначе, как Петр Петрович. Каково же было их удивление, когда этот мрачный моторист заходил в студенческую столовую, открывал крышку рояля и, не обращая внимания на окружающих, начинал исступленно колошматить пальцами по клавишам.

Некоторое время Плавинский разрывался между отстраненно-привилегированной деревенской жизнью и творчеством, навеянным катаклизмами урбанистической цивилизации. В конце концов зов предков, блеск огней большого города и тяга к творчеству оказались сильнее. То ли Плавинский увидел знамение, то ли ему приснился вещий сон, но в один прекрасный момент его со страшной силой потянуло обратно в музыку. Произошло это настолько стремительно, что за пару дней им была продана большая часть уникальной домашней библиотеки и куплены новые клавиши Korg Polу 800. Участники “Вежливого отказа” впоследствии называли покупку этих клавиш одним из поводов к созданию ансамбля.

В итоге все очень удачно срослось – как в качественной французско-итальянской мелодраме. Во вновь образованной группе все оказались на своих местах – вносящий элемент необходимого безумия Плавинский, экзотический по рокерским меркам Шумилов, а также покинувшие невыразительный “27-й километр” Роман Суслов и басист Михаил Верещагин – давний приятель Суслова по учебе в МИФИ.

Вежливый Отказ1

Участники этого “кружка музыкальных изысканий” всегда очень четко понимали, во имя чего они собрались в единый проект. Ориентируясь на свинг, блюз и реггей с элементами джазовой традиции, “Отказ” с первых дней существования начал пропагандировать элегантную разновидность камерной рок-музыки, не имевшую аналогов ни в Москве, ни в Питере, ни в Свердловске. Стилистике группы на раннем этапе были свойственны изящество аранжировок, ироничность текстов, узнаваемость вокала – другими словами, актуальный маньеризм. От песен “Вежливого отказа” веяло манящей неправильностью мира и непередаваемой атмосферой замаскированных издевательств, а декаданс и легкий сюрреализм дополнялись теплотой и проникновенными пародиями на собственный жизненный опыт.

Второй идеологический полюс “Вежливого отказа” в лице Романа Суслова являл собой тогда еще не популярный в России тип “нового гитариста” – с грамотным подходом к звукоизвлечению и парадоксальным мышлением в области темпоритма, мелодических ходов и гармоний. Типичным для Суслова-композитора был реггей “Телеграфист” – первая попытка создать нечто отличное от банальной песенной формы “куплет-припев”. В подобном авангардизированном направлении “Вежливый отказ” начал двигаться на своих последующих альбомах “Этнические опыты”, “И-и раз!..” и “Коса на камень”.

Как человеку со вкусом Суслову были близки изысканная ирония стихов Плавинского или его же музэксперименты на стихи Хлебникова (цикл “Жилец вершин”). До “Вежливого отказа” Суслов несколько лет сотрудничал с поэтом Аркадием Семеновым, который своими стихами воплощал в жизнь теорию о том, что “съезжание мозгов” можно получить не только от вольных переводов Дилана, но и с непосредственной помощью русской поэзии. Тяготея к символизму, Семенов воспевал “трагедию века” и передавал при помощи метафор определенный накал, обуславливающий для человека ненормированную степень свободы.

Суслов
Суслов

В репертуар “Вежливого отказа” вошли три композиции, написанные Сусловым на стихи Семенова: “Несу я украдкой”, “Телеграфист” и “Середина зимы”. Текст “Середины зимы” представлял собой своеобразный мост между прерванными традициями поэтов серебряного века и современной рок-культурой: “Снова одел озера лед / Cнова метель по льду метет / И небосвод тихим звоном высот / В зимний колокол размеренно бьет”.

“Я пытался соединить музыку группы со своим видением мира, – говорит Семенов. – В отличие от модных салонных поэтов мне не хотелось быть мелким бесом, стремящимся к оригинальности за счет отрицания авторитетов”.
С 1985 по 1986 группа активно выступает по Москве и области, маневрируя между “квартирниками” и студенческими вечерами.

Сегодня непросто представить, что первые концерты “Вежливого отказа” являли собой бенефис не Суслова или Плавинского, а вокалиста Дмитрия Шумилова. Его “имиджевым коньком” было пение без микрофона. Когда во время дебютного выступления на рок-фестивале “Елка” (январь-86) он в опереточно-романсовой манере спел классическим баритоном на 600-местный зал ДК Курчатова: “Завертелись бы ракеты, заискрились бы кометы”, стало понятно, что прямо на глазах рождается Великая Группа. Но это было только начало.

В композиции “Середина зимы” разошедшийся не на шутку Шумилов устроил джазовые вокализы, скорее свойственные не человеку, защитившему диплом по опере “Князь Игорь”, а коренному жителю нью-йоркского Гарлема. В связи с подобной способностью Шумилова к перевоплощению нельзя не отдать должное продюсерскому дару режиссера Сергея Соловьева, разглядевшего в бородатом выпускнике музучилища идеального кандидата на роль негра Васи в кинофильме “Асса”.

Вежливый Отказ3

После первых концертных выступлений стало понятно, что “Вежливому отказу” катастрофически не хватает барабанщика.

“Мы очень быстро устали от компьютерного сопровождения и больше не могли с этой мертвечиной двигаться дальше, – вспоминает Суслов. – Первые месяцы мы просто играли отджазованную музыку, даже близкую к ортодоксальной, пока буквально с первого захода не приобрели прекрасного барабанщика Михаила Митина”.

В студии “Москворечье” Митин считался одним из лучших учеников знаменитого джазового барабанщика Михаила Жукова, известного в рок-кругах по сотрудничеству со “Звуками Му” и “Поп-механикой”. Сложнейшие ритмические аранжировки Суслова-Плавинского Митин схватывал буквально “на лету”. После совместного концерта “Вежливого отказа” с “Последним шансом” (февраль-86), на котором Митин играл буквально “с листа”, стало понятно, что группа наконец-то состоялась.

Вскоре “Вежливый отказ” приступил к записи своего первого альбома “Опера”. Его основу составили песни Плавинского, а также три вышеупомянутых номера тандема Суслов-Семенов и несколько “комбинированных” композиций: “Я учусь” (Суслов/Плавинский), “Миллионы” (Плавинский/Чухонцев) и “Ракеты-кометы” (Плавинский/Попов).

Запись “Оперы” осуществлялась на квартире Плавинского – через самодельный пульт на магнитофон “Электроника”, переделанный на 38-ю скорость. Поскольку в квартирных условиях применять живые барабаны было нереально, в большинстве композиций использовался ритм-бокс Yamaha RX-11.

И все-таки несколько песен на “Опере” были записаны при непосредственном участии Митина. Эта часть сессии происходила в совершенно стремном месте – в помещении областной школы милиции. Продюсером столь беспрецедентной акции стал подполковник Виктор Иванович Бакланов, служивший в данном учреждении замполитом. Бывший джазовый барабанщик, он переделал одну из милицейских душевых в репетиционное помещение, в котором, по воспоминаниям музыкантов, ютились “какие-то грязные молоденькие панки”. Именно здесь при помощи звукооператора Сергея Высоцкого “Отказом” и были записаны композиции “Середина зимы”, “Я учусь” и “Блюз”.

Открывала “Оперу” абсурдистская композиция “Ракеты-кометы”, датированная самым началом восьмидесятых. В то время Плавинский с Шумиловым отрепетировали целый цикл песен-романсов, исполняемых под фортепиано. Музыканты вспоминают, что Плавинский особенно не рвался включать подобные номера в альбом, но концертный успех “Ракет-комет” произвел на него сильное впечатление, и, в конце концов, он сломался. В студийном варианте Плавинский добавил в партию клавиш элементы кабаре, усилив эффект и без того сверхироничного научно-фантастического текста о взглядах обывателя на проблемы жизни на Марсе.

Вежливый Отказ2

Во время записи Плавинский чувствовал себя не менее уверенно, чем на сцене. Неординарность и потаенную дерзость своего характера он крайне успешно реализовал не только в текстах (порой иезуитски-манифестационного содержания), но и в клавишных партиях. Звуками его синтезатора открывался и закрывался альбом. Во всех композициях Плавинский использовал, казалось бы, банальные тембры, которые, однако, ломали традиционные представления даже о таком устоявшемся стиле, как блюз.

В отличие от упорядоченной работы над инструментальной болванкой запись вокальных партий проходила куда более драматично. Проблемы начались с того, что на протяжении всей сессии Шумилов постоянно ощущал на себе давление со стороны Суслова.

“Даже в процессе записи Роман пытался меня переучивать, – вспоминает Шумилов, который на композициях “Телеграфист” и “Несу я украдкой” спел в дуэте с Сусловым. – Тогда мы еще находили какие-то компромиссы, но я и не пытался петь по-другому. Мне не хотелось петь так, как того хотелось Суслову. В итоге на следующих альбомах петь стал он сам”.

Очередной вокальный конфликт произошел во время записи композиции “Пролетарий”, являвшейся своеобразным продолжением темы аквариумовских “Двух трактористов”. Ее главный герой не читает Сартра, зато на параде гордо носит флаги, а по ночам, запивая кефир томатным соком, наяривает на рояле фуги. Исполнять этот антиалкогольный гимн, написанный под впечатлением от горбачевского указа, Плавинский пригласил свою будущую супругу Марину Крылову. К моменту записи “Оперы” она только окончила школу и готовилась к экзаменам в музыкальное училище.

Суслов на появление “женщины на корабле” напрягся и в свой вариант альбома включил версию “Пролетария”, записанную с вокалом Шумилова. Буйный Плавинский устроил небольшое выяснение отношений, сопровождавшееся выкриками, что все его песни посвящены Марине и подобные толкования собственного творчества он терпит в последний раз. Джазовый поход в сторону свинга едва не закончился катастрофой где-то на половине пути. В итоге “Опера” распространялась в двух вариантах, в одном из которых “Пролетарий” исполняла Марина Крылова, а в другом – Дмитрий Шумилов, причем в обоих случаях отсутствовал не записанный по цензурным соображениям совершенно отвязный последний куплет.
Венчал альбом шикарный “Блюз”, в котором Плавинский в очередной раз сделал упор на саркастический текст: “Прекрасен нимб над головой / Чуть слышен шум сапог / Он скажет: “Ты пойдешь со мной” / Он крикнет: “Ты пойдешь со мной!” / Прикажет: “Ты пойдешь со мной – есть праздничный пирог”. В то время эта композиция стала чуть ли не главным хитом “Вежливого отказа”, и не случайно первоначальное название альбома было “Праздничный пирог”.

Аркадий Семенов вспоминает, что сразу после окончания записи они вместе с Плавинским сидели на квартире у Суслова и обсуждали детали сделанного альбома. Когда гости отправились домой, Суслов неожиданно высунулся в форточку и с высоты седьмого этажа закричал: “Как альбом-то назовем?”. Два поэта остановились, переглянулись между собой и, не сговариваясь, ответили: “Опера”.

Вежливый Отказ5

На всю сессию у “Отказа” ушло меньше недели. Впоследствии это стало доброй традицией – писаться быстро, что, по мнению музыкантов, было “хорошо с точки зрения единства настроения”. Также оперативно был записан следующий магнитоальбом “Пыль на ботинках”, а на запись пластинки “И-и раз!..” у группы вообще ушло около трех дней.

Несмотря на музыкально-текстовую изысканность и многослойность, дебют “Вежливого отказа” в магнитозаписи получился достаточно искренним и открытым. Позднее Суслов называл этот альбом “легким и эстетским одновременно”, а Шумилов окрестил “Оперу” не иначе, как “марш энтузиастов, у которых претензии к себе опережают собственные возможности”.
В том же 1986 г. группу покинул Пётр Плавинский, известный ныне как знаток русского изобразительного искусства XX века, успешный галерист и специалист по нонконформизму.
В декабре 1986 года на дне рождения Рок-Лаборатории “Вежливый Отказ” показывает новую программу “Пыль на ботинках”. Под бой барабанов Аркадий Семёнов трубит свои стихи. На сцене – Гор Оганисян (Гор Чахал — известнейший современный художник) терзает куском сырого мяса скрипку. Музыка – жёсткая и агрессивная. Прямо на концерте к группе присоединяется саксофонист Владимир Давыдов. Верещагин покидает группу. Альбом “Пыль на ботинках” выходит в 1987 г., и его признают лучшим московским релизом года.

Трефан
Трефан

С 1986 по 1988 на волне “перестройки” “Вежливый Отказ” участвует в многочисленных сольных и сборных концертах, фестивалях и проектах, связанных с кино и изобразительным искусством. “Вежливому отказу” посчастливилось играть в общих концертах с UB40, Mister Gang, Lindsey Cooper, Orthotonics, Fred Frith (“Keep the Dog”), Tim Hodgkinson, Peter Hammil, Ustad Fateh Ali Khan и “Misty in the Roots”. Музыка приобретает астенически-утонченный характер. Отчасти меняется состав, и перераспределяются роли: нет больше шоу и саксофона, появляется рояль, с ним – Максим Трефан, Суслов поет, Шумилов играет на бас-гитаре. Итогом деятельности “Вежливого Отказа” советского периода стала так называемая “белая пластинка”, выпущенная фирмой “Мелодия” 125-ти тысячным тиражом. Специально для этого издания песни с первых альбомов коллектива были переписаны заново в более качественном звуке. В студийных сессиях поучаствовали известный скрипач Сергей Рыженко и трубач Андрей Соловьев. Оформлением обложки занимался художник и музыкант-концептуалист Свен Гундлах (состоявший в объединениях художников-концептуалистов “Мухоморы” и “Среднерусская возвышенность”). Партии баса и клавиш в альбоме записал Дмитрий Шумилов. Именно во время работы над этой пластинкой в группе появился новый пианист Максим Трефан (ex-“Николай Коперник”, приглашённый клавишник групп “Альянс”, “Коррозия Металла”,после “ВО” записывавшийся также с группами “Оберманекен”, “Матросская тишина” и “Сплин”,”Трибунал” Наталии Медведевой и “Девять”), написавший также аннотацию на обложке. Музыка “обостренной чувствительности”, исполняемая группой, стала еще более завернутой, а сопровождающая ее метафизическая атмосфера – еще более дикой и чужеродной для неподготовленного слушателя. Остатки тиража великолепной пластинки “Отказа” еще многие годы пылились на складах Ташкентского завода грампластинок, постепенно переплавляясь на виниловые питьевые сосуды для инкубаторских кур

К 1989 году “Вежливый Отказ” окончательно определяется в своих творческих принципах: музыке отдается предпочтение и перед самоценной поэзией и перед самодостаточным перформансом. В группе остаются только музыканты, очевидный лидер среди них – Роман Суслов. На концертах обкатывается программа “Этнические опыты”, где Роман отказывается от поэтического текста и обращается к языку фонем. С этим нечленораздельным пением “Вежливый Отказ” удачно гастролирует по всей Европе вплоть до 1991 года, пока не разваливается СССР и не иссякает интерес ко всему советскому. К этому же времени у Суслова, помимо музыки, появляется другое серьёзное занятие. Купив двух лошадей, Роман переезжает в деревню — и со временем становится основателем конезавода, одного из первых частных в России, а впоследствии — на короткий период — председателем колхоза в Тульской области.

Трефан, Суслов
Трефан, Суслов

В 1992-ом, осев в Москве, музыканты облачаются в чёрные фраки и белые чесучовые костюмы, сводят до минимума количество концертов и за три дня записывают свой самый холодный, изысканный и бесконечно далекий от советского народа альбом “И-и раз!..”. С новой программой группа выступает на фестивале авангардной музыки в Берлине. Альбом широко расходится по всей России на виниле, CD и фирменных аудиокассетах. Премьера пластинки проходит в ДК на Волхонке напротив ГМИИ им. Пушкина при полном аншлаге.

В 1995-м, после появления первой после почти трехлетнего перерыва новой песни (“Припадок”), премьера которой состоялась в клубе “Кривой капонир” в Киеве, выходит антология “Вежливый отказ 1985—1995”, посвященная десятилетию группы. На ней впервые записываются концертные хиты восьмидесятых, написанные на тексты Гора Оганисяна и Аркадия Семенова: “Кантата гиревых дел мастера”, “Встречное движение”, “Портрет”.

Вскоре группа начинает работу над новым материалом. В составе коллектива появляется молодой саксофонист Павел Тонковид (выпускник Академии им. Гнесиных), а трубач Андрей Соловьев (участник авангардных проектов, радио-ведущий, философ) становится постоянным участником группы.
С 1995 года музыканты “Вежливого Отказа” помимо регулярных сольных концертов выступали в столичных арт-клубах “Третий путь”, “Бедные Люди” и др. Для музыкантов участие в “Вежливом Отказе” всё больше превращается в адприятную (определение Суслова) необходимость проведения свободного времени. Потихоньку пишутся новые песни, появляются новые музыканты, и созревает необходимость оформить накопившийся материал. В 1997 году выпускается альбом “Коса на камень”, оформление которой выполняет Дмитрий Гутов. Альбом получился более авангардным и разноплановым, нежели предыдущие работы команды. Кроме того, в нём заметно возросла роль духовых инструментов. Группа активно концертирует в музыкальных клубах Москвы. Выступает организатором акции “Блин Москва-Берлин” в саду “Аквариум” на козырьке театра им. Моссовета, а также инициатором совместной акции “Герои нашего времени” в Москве совместно с группами “Не ждали” и “Воплі Відоплясова”. Проходят камерные концерты “Вежливого отказа” в московских музеях Владимира Маяковского и Александра Скрябина, на которых публике представляются новые пьесы, составившие основу следующего альбома группы — “Герань”. Работа над ним идет непросто. Роман Суслов все больше и больше отвлекается на свои коннозаводческие дела в деревне. Группа продолжает концертировать, альбом практически полностью готов, но концерты проходят все реже и реже.

Карманов
Карманов

В 1999 году, к моменту записи первой части “Герани”, из-за травмы руки, полученной в серьёзной автомобильной аварии, коллектив покидает Максим Трефан. Вторую сессию в студии музыканты проводят с новым пианистом. По совету Антона Батагова (пианист, композитор-минималист) приглашается известный московский молодой композитор Павел Карманов. Осенью 2000 года новый состав группы выступает с “Геранью” на фестивале мировой музыки в Чикаго, где дает два концерта, и выступает в клубе Elbow Room в Нью-Йорке. Тексты для “Герани” пишут известные московские поэты Григорий Дашевский, Михаил Пророков и Александр Слынек, с которым группа уже сотрудничала при подготовке “Косы на камень”. Оформляет пластинку Константин Звездочетов.

“Герань” выходит в свет только в ноябре 2002 года. Жанр этой работы можно условно определить как авант-прогрессив рок с элементами свободных джазовых импровизаций. Группа достигает пика своей формы, однако по окончании концерта в Культурном Центре “Дом” 12 декабря 2002 г. Роман Суслов неожиданно объявляет о прекращении музыкальной деятельности и закрытии проекта “Вежливый отказ”. Группа устраивает в 2003 году прощальные концерты в Москве, Санкт-Петербурге, Владимире и Киеве и прекращает свою деятельность. Тогда казалось что навсегда, на деле вышло – до 2006 года.

24 марта 2006 года “Вежливый Отказ” дает юбилейный концерт, во МХАТ им. Горького,посвященный 20-летию группы. Издательством “Г∑ОМЕТРИЯ” был выпущен четверной (2CD + 2 DVD) live-альбом “Кончерто”. Концерт во МХАТе оказался примечателен ещё и тем, что при подготовке к нему к группе присоединился скрипач Сергей Рыженко, а также тем, что в нём приняли участие бывшие участники группы: Пётр Плавинский и Максим Трефан. Возобновляется активная концертная деятельность.
29 мая 2009 года “Вежливый отказ” принял участие в очень необычном концерте. Вместе с Первым симфоническим ансамблем без дирижёра “Персимфанс”, недавно воссозданным пианистом Петром Айду на базе музыкальной лаборатории “Школы драматического искусства”, группа представила совместный проект “Nichtzusammen” в ЦДХ. Подарком зрителям стали поэтическое вступление поэта и одного из основателей группы Аркадия Семенова, а также исполнение Романом Сусловым совместно с пианистом Петром Айду вокального цикла “Четыре газетных объявления”, созданного в 20-х годах прошлого века композитором-конструктивистом Александром Мосоловым. Кроме того, “Персимфанс” принял участие в исполнении двух песен “Отказа” — “Марш” и “Тикирика”. Программу выступления самого “Персимфанса” на этом концерта составили два произведения Игоря Стравинского — Регтайм для 11 инструментов и камерный концерт “Dumbarton oaks”. Также стоит отметить программу Петра Айду — “Колокола и колокольчики”, в которой “ВО” регулярно принимает участие.
Тогда же, весной 2009 года в московских клубах “Дом” и “Б2” представлена новая программа, получающая название “Гуси-Лебеди”. Большая часть текстов к этой программе написана самим Романом Сусловым, два текста пишет Аркадий Семенов. В апреле 2010 “Гуси-Лебеди” выпускаются лейблом Zenith/Союз.В пластинку вошли такие уже обкатанные на концертах песни, как “Бурятская морская”, “Лед Зепеллин”, “Мурка”, а также совершенно новая, сочинённая во время работы в студии, инструментальная пьеса “Этюд”. Презентация альбома состоялась 9 апреля 2010 в московском клубе “Икра”, на которой публике также была представлена другая композиция, не вошедшая в альбом — “Лухта”.

Суслов, Соловьёв
Суслов, Соловьёв

Позднее — в мае и июне 2010 года — публике был представлен камерный состав группы, состоящий из трио Суслов-Карманов-Шумилов и одного из пары солистов группы — Андрея Соловьева и Сергея Рыженко. На концертах камерного состава на первый план выходит детальная структура каждой композиции и каждой инструментальной партии в ней (причем не только из новой программы, но и из предыдущих работ). Однако при этом группа не проигрывает ни в динамике, ни в сложности и чёткости музыкального построения. Теперь “электрические” концерты полного секстета “Вежливого отказа” чередуются с квартирниками и акустическими выступлениями камерного состава на малых площадках. В марте 2011 года “Вежливый Отказ” показывает две пьесы своей новой программы с рабочим названием “Военные песни” – “Увертюра” и “История”. В мае 2012 года большая часть этой новой программы представлена на концерте в московском Центральном Доме Художника, посвященного 200-летию Пожара Москвы 1812 года. Вот что пишет по этому поводу московский журналист Григорий Дурново (автор редакционных статей к переизданию альбомов “Вежливого отказа”): “..если повнимательнее присмотреться к творчеству „Отказа“, то можно разглядеть отголоски войны в разных программах — это и „Вальс“ с эпиграфом из песни „Тучи над городом встали“ (альбом „И-и раз!..“ 1992 года), и, может быть, даже древняя „Мы все обречены на пораженье“ („Опера“ 1986-го). И вот теперь война выходит на первый план — без пропаганды и натурализма, терзающая душу, страшная и непонятная”. В декабре 2012-го “Вежливый Отказ” записывает песню Бориса Гребенщикова “Ласточка” для сборника, посвященного 40-летию группы “Аквариум”. В 2011 усилиями издательства “Г∑ОМЕТРИЯ” начато издание полного бэк-каталога альбомов “Вежливого Отказа”. Новый альбом же, в итоге названный “Военные куплеты”, увидел свет лишь в 2017 году.

Суслов, Рыженко,Шумилов
Суслов, Рыженко,Шумилов

 Состав:

Роман Суслов – вокал, гитара

Дмитрий Шумилов – безладовый бас

Михаил Митин – барабаны

Андрей Соловьев – труба

Павел Карманов – рояль, флейта

Сергей Рыженко – скрипка

Соучастники:

Максим Трефан – рояль

Павел Тонковид – саксофон

Аркадий Шилклопер – флюгельгорн

Петр Плавинский – тексты, клавишные

Аркадий Семенов – тексты, перформанс

Гор Оганисян – тексты, перформанс

Евгений Юматов – перформанс

Михаил Верещагин – бас-гитара;

Владимир Давыдов – саксофон;

Сергей Савин – гитара.

Звукорежиссеры “Вежливого Отказа” Андрей Пастернак, Антон Марчук, Павел Брусков

Шумилов, Суслов
Шумилов, Суслов

Дискография:

Опера-86 (1986) ( СD переиздание 2019 + CD бонус – Архив 1986 (концерт в ДК ЖБИ и концерт в ДК МИИТ)+mini CD бонус Александр Мосолов “Четыре Газетных Объявления(op. 21, 1926)”(2010))
Пыль на ботинках (1987-1988) (СD переиздание 2002; СD переиздание 2017 + DVD – концерты в Подольске, Москве и Черноголовке 1987-1988 г.г.)
Вежливый отказ (1989)(СD переиздание 1996;  СD переиздание 2000; СD переиздание 2016 + CD бонус Концерт в ДК Железнодорожников (Новосибирск, 13 декабря 1988 г.))
Этнические опыты (1990)(СD переиздание 1994; 2 СD + audio DVD переиздание 2012. Два CD включают две хрестоматийные версии «Этнических опытов»: выпущенную на виниле в 1990 году финским лейблом «Rockadillo» и ту, в которой она впервые вышла на CD в 1994 году усилиями российской фирмы «Триарий». Кроме того, что эти версии представляют разные сведения альбома, в варианте «Триария» была исключена композиция «Пессимистический регге». В Audio DVD вошли обе версии «Этнических опытов» в высоком разрешении 24bit/96kHz, а также киноклип на композицию «Пожар 1812 года» (с участием Гитлера, Наполеона и молодого Михаила Пуговкина), смонтированный Анной Арциховской-Кузнецовой на «Мосфильме» в 1991 году.)
И-и раз!.. (1992)(СD + DVD переиздание 2014. В бонусный DVD-диск включён концерт в телестудии на Шаболовке (1992), снятый творческой группой «Программы А». За пультом звукооператора «случайно» вновь оказался Пастернак, что стало приятным сюрпризом для музыкантов. Благодаря этому в новый релиз запись вошла с высококачественным звуком в аудиофильском формате PCM. Также среди видео-дополнений – песня «Танго» на московском фестивале «Сдвиг» (1989) и выступление в берлинском Podewil Kulturzentrum в 1993 году.)
Вежливый отказ 1985—1995 (1995)(СD переиздание 2000; СD – расширенное издание + DVD переиздание 2015. На бонусном DVD записаны ТВ-программа «Живьем» 14.02.95 (ведущий Макс Василенко, руководитель Дмитрий Дибров), а также интервью Олеси Бондаренко и концертная съемка, сделанные на фестивале «Подмосковные вечера – 97» в Черноголовке (директор фестиваля Наталья Комарова), но ранее не публиковавшиеся.)
Коса на камень (1997) (СD + DVD переиздание 2011. DVD-бонус включает сделанную в экспериментальной манере съемку полуторачасового концерта Вежливого отказа в клубе Tabula Rasa осенью 97-го, «отказническую» телепрограмму «Антропология» Дмитрия Диброва (февраль-98),запись в студии ГИТИСа и репетицию в Киеве, февраль-март 1997 года, а также 1 песню с выступления на Васильевском Спуске (Москва), 28 сентября 1996 года.)
Концерт в Киеве (28.01.97)
Концерт в Москве (26.04.98,Музей Маяковского)
EP “Vezhlivy Otkaz” (2000, сингл – 6 композиций с альбома “Герань”)
Герань (2002)(СD + DVD переиздание 2013. Помимо канонической версии «Герани», в CD входят также альтернативные версии двух её треков. DVD-бонус включает в себя уникальные видеоматериалы – «Концерт в Музее Маяковского», снятый на бетакамы и планировавшийся ранее к выпуску отдельным изданием; съёмка выступления группы в клубе «Бедные люди» и программа Дмитрия Диброва «ПроСвет» с участием группы.)
Вежливый Отказ.MP3 (официальное издание, включает в себя: Опера-86 (1986),Пыль на ботинках (1987-1988),Вежливый отказ на фирме Мелодия (1989),Этнические опыты (1990, оригинальная редакция),И-и раз!.. (1992),Коса на камень (1997),Концерт в Киеве (28.01.97),Концерт в Москве (26.04.98),Герань (2001, предпоследняя редакция))
сборник из серии “Легенды русского рока” (2003)
Москва—Питер 12 и 14 февраля 2003 г.(Выпущен издательством “Г∑ОМЕТРИЯ” на 2 CD в 2006 г. Диск 1 записан в Москве, 12.02.2003г. в клубе «Б2». Диск 2 записан в Санкт-Петербурге, 14.02.2003г. в клубе «RedClub».)
Кончерто(2CD + 2DVD, 2007. Издание «Кончерто», помимо аудио- и видеозаписи концерта во МХАТе им. Горького 24 марта 2006 года, где группа исполнила композиции всех периодов своей истории с 1985 года, включает редкие видеоклипы, интервью с участниками коллектива разных лет, съёмки «Программы А» и фильм «Еловая субмарина. В отказе» (фрагмент программы Александра Липницкого на канале «Ностальгия».)
Гуси-Лебеди (Выпущен издательством Zenith/Союз в 2010 г.)
EP Мы Победим.Ласточка (промо-сингл, лимитированный тираж 200 экз., издание группы, 2013)
Военные куплеты (Выпущен издательством “Г∑ОМЕТРИЯ” в 2017 г.)

Рыженко,Шумилов,Суслов
Рыженко,Шумилов,Суслов

Статья подготовлена Евгением Бунтовым.

Фото из открытых источников в сети Internet.

При подготовке статьи использованы материалы официального сайта группы – http://www.otkaz.ru/ и статья об альбоме “Опера-86” из книги А.Кушнира “100 магнитоальбомов советского рока”.

Официальное сообщество группы “Вежливый Отказ” в  социальной сети ВКонтакте – https://vk.com/v.otkaz?from=quick_search .

Музыкальную подборку произведений группы можно послушать тут – https://vk.com/lrusskijpok?w=wall-74739005_15674