Легенды Отечественного Андеграунда. “Миссия: Антициклон”

Легенды Отечественного Андеграунда. “Миссия: Антициклон”

Сегодняшние герои рубрики – одна из самых необычных групп в России и вообще на территории бывшего СССР. Эта группа неоднократно меняла стиль. Эта группа очень сильно повлияла на Илью Лагутенко. Эта группа одной из первых в стране играла электроклэш. Итак, “МИССИЯ: АНТИЦИКЛОН”!

Миссия: Антициклон
Миссия: Антициклон.Конец 1980-х

“Миссия” родилась в Магадане в 1986 году. В то время столица Колымы переживала настоящий рок-бум – в каждом микрорайоне было по несколько групп, которые думали, что умеют играть. В рок-клубе собрались преимущественно коренные жители – дети и внуки тех, кто прибыл на Колыму за деньгами, романтикой или по этапу. Такой своеобразный всплеск духовной активности посреди девятимесячной зимы у моря, покрытого льдом.

Отцами-основателями были басит и вокалист Геннадий Вяткин и барабанщик Олег Волков. Гитаристом вскоре стал Игорь Матвеев. Сначала коллектив назывался “Опасная зона” и играл самобытный хард-рок, хотя как вспоминают очевидцы, музыка  напоминала скорее некую неопознанную разновидность гранжа, чем металл. Их первая программа называлась также “Опасная зона” – тексты социальные, энергия била через край и публика на концертах заводилась с полуоборота. Летом  1987 года  в группу приходит гитарист магаданской же группы “Фаэтон” Николай Брославский и приглашает к сотрудничеству гитариста  группы “Авто-Токио” Константина Иванова-Дюжардена. И в это же время меняется название – на “Миссия: Антициклон”. В этом составе состоялся дебют на первой Магаданской рок-лаборатории в ноябре 1987 года. В декабре 1987 – январе 1988 года на первых гастролях по Чукотке в г. Анадырь звукорежиссёр местного ДК Павел Подлипенко записывает первый альбом-демозапись “Вкус Магнитного Хлеба”. Однако постепенно ориентиры группы начали смещаться в сторону гитарной “новой волны”. На сцене участники группы использовали грим, а также элементы перформанса (костюмированный театр).

Гена Вяткин
Гена Вяткин

Как вспоминал Константин Дюжарден, он почти не умел играть. Но что-то Вяткин и Иванов разглядели друг в друге. Костя был самым молодым в группе, но учился потрясающе быстро. С его приходом группа кардинально изменила манеру игры – в частности, пружинистый бас Вяткина был выдвинут вперед в качестве основного инструмента. Это был смелый ход. “Я не играю по общепринятым правилам, – считает Вяткин. – Я играю так, как это надо мне. Я сам себе стиль”.

Миссия: Антициклон, конец 1980-х, Магадан
Миссия: Антициклон, конец 1980-х, Магадан

На репетиции Вяткин приносил тексты и наброски мелодий, которые затем обрастали аранжировками. Большое влияние на конечную редактуру композиций оказывал Волков, который не только стал лучшим барабанщиком Магадана (позднее – сотрудничество с “Восточным синдромом”, “Доктором Тиком”, “Конец, Света!”), но и тонко чувствовал гитару. Именно Волков создал окончательную аранжировку главного хита “Если это революция”, разбирая с гитаристами эту композицию чуть ли не понотно.

Миссия на концерте.Конец 1980-х
Миссия на концерте.Конец 1980-х

Следующим шагом на пути к звуковому прогрессу стал отказ музыкантов “Миссии” от применения фузз-педалей. Первой композицией, на которой был осуществлен переход к почти чистому, но очень плотному гитарному звуку, стала “Вот и вся любовь”, оказавшаяся впоследствии заглавной на альбоме “С миссией в Москве”.

Весной 88-го года дружественный “Восточный синдром” со своей “Студией-13” стал лауреатом всесоюзного конкурса магнитоальбомов, что подхлестнуло “Миссию” к созданию альбома “Супербаллет”. Со всего города музыканты свезли лучшую аппаратуру, а для игры на саксофоне из “Синдрома” был приглашен Володя Бовыкин.

Однако по ряду причин эта запись “миссионеров” не удовлетворила. После небольшого перерыва работу решили возобновить. Вторая и третья версии “Супербаллета” только усилили разногласия в группе. В конце концов, музыканты запутались в обилии версий и аранжировок. Цельности, которая присутствовала в первом “Супербаллете”, в поздних вариантах уже не ощущалось. Зато в рок-клубе появился анекдот: Вопрос: Ты не знаешь, куда пропала “Миссия”? Ответ: Знаю. Пишет восемнадцатую версию “Супербаллета”.

Тем не менее, эти сессии пошли группе на пользу. Позабыв свое хард-роковое прошлое, “Миссия: Антициклон” начала исполнять музыку, которая не имеет названия и поныне. “Форма рок-н-ролла никак не была связана с нашими композициями”, – справедливо замечает Дюжарден. Действительно: какая-то идеально гармоничная смесь жесткого гитарного нью-вэйва, гранжа, джаза, психоделики и почти “тирексовского” мелодизма. Прибавьте к этому наполненные сюрреалистическими образами интуитивные тексты Вяткина, сочетающие в себе элементы аллегории и неутешительные прогнозы на будущее. В СССР еще не было президента, но в “Революции” художник уже рисовал его портрет, а по ночам расклеивал листовки. “Мы часто двигались впереди жизни”, – вспоминают музыканты.

Поиск новых выразительных средств вывел группу за границы устоявшихся стилей. Осенью 1988-го года “Миссия” получает Гран-при II Дальневосточного рок-фестиваля в Хабаровске, где играли почти три десятка команд. Потом следуют выступления в роли хэдлайнеров на фестивалях в Красноярске, Новосибирске, Барнауле, громкий региональный резонанс и восторженная статья в журнале “Смена”.

Миссия на концерте.Конец 1980-х
Миссия на концерте.Конец 1980-х

Все эти награды и “призы прессы” рождались не на пустом месте. Группа подкупала зрителей не только шаманской энергетикой и фантастическим умением выкладываться на концертах. Используя грим и элементы театрализации, “Миссия” одной из первых начала активно пропагандировать глэм-рок. Критики называли их “китайскими фарфоровыми куклами”. Вяткин выходил на сцену в косичках и сильно разукрашенный, исполняя роль то ли главной героини из сказки “Пеппи Длинныйчулок”, то ли Универсального Принца. Одетый в парчовый халат и шаровары Волков был Шутом, Брославский – Палачом, Иванов-Дюжарден – Стражником (роли могли произвольно меняться). Соответствующим образом строились и реплики между музыкантами, и общение с залом.

Миссия: Антициклон,1989г.
Миссия: Антициклон,1989г.

Летом 1989 года группа участвует  в знаменитом фестивале “Рок чистой воды” вместе с известными коллективами, такими как “ЧайФ”, “АукцЫон”, “Апрельский  Марш”, “СВ”.

На одном из фестивалей “Миссию” заметила съемочная группа  передачи 1 канала Центрального Телевидения “Чертово колесо”, предложившая музыкантам записать несколько видеоклипов. В паузе между фестивалями группе удалось в течение трех суток поработать в Останкинском телецентре. В студии группу опекал звукорежиссер Всеволод Движков (известен по работе с популярным тогда “Николаем Коперником”), который, будучи гораздо старше “миссионеров”, сумел по-настоящему “заразиться” их музыкой. В условиях аврала он с юношеской непосредственностью помогал “миссионерам” шалить со звуком – например, в песнях “Будет время” и “Эпитафия” вокал записывался как на нормальной, так и на убыстренной скорости, а затем микшировался. Тот же прием был применен для некоторых гитарных соло. В результате четкого взаимодействия музыкантов и звукорежиссера вместо предполагавшихся нескольких звуковых дорожек к видеоклипам группе удалось записать 30-минутный альбом. Первые три песни были из “Супербаллета” (естественно, в модернизированных аранжировках), остальные пять – совсем новые. Хотя местами им не хватало концертного драйва, они получились энергичными и полными мелодизма.

Из-за нехватки времени опробовать все достоинства 24-канального магнитофона так и не удалось. Только в нескольких местах Иванов-Дюжарден и Брославский наложили дополнительные гитарные штрихи – включая пиццикато в “Дурацком танце” и балалаечные тембры в “Революции”. Вяткин, у которого внезапно лопнула струна на басу (а запасных не было), все свои партии вынужден был играть на трех струнах. Кастрированный инструмент звучал довольно скверно, поэтому его пустили через “хорус” и развели по каналам. Размазанный бас стал почти солирующим инструментом, а вязь двух гитар создала особый, “модный” звук.

Действительно, весь альбом отличался современным, даже по нынешним меркам, саундом. Непросто поверить, но в те времена группа из запредельного Магадана имела самое необычное, самое хрустальное звучание в отечественном роке. С точки зрения культуры звукоизвлечения “Миссия” достигла уровня европейской клубной команды. “Предположим, мы играем новую му…зы…ку”, – шепчет Вяткин в финале композиции “Что дальше?”. На неё же снимается замечательный видеоклип.

Осенью 1989 года группа берет гран-при на сибирском международном рок-фестивале “Рок Азия”, и гастролирует по городам Сибири и Дальнему Востоку: Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Новосибирск, Красноярск, Омск, Иркутск, Барнаул и т. д. Из воспоминаний Геннадия Вяткина:

Расскажу о знаковом концерте в цирке! Хотя, конечно, каждый наш концерт был сногсшибательным событием! Грим, костюмы, подача…. Одно время с нами на сцену выходил свободный шоумен, и весь концерт пытался нам помешать играть, гасил нас, как мог и в финале на «революции» ему это удавалось. И он якобы всех убивал балалайкой. А потом естественно жалел об этом, призывая зрителей вызвать скорую помощь. Умора! Ну, так вот о реальном цирке. Не помню, в каком городе это было, но мы, о чудо, выступали на арене цирка. Как обычно публику завели, и люди стали вставать и подходить к нам всё ближе и ближе. А это само по себе необычно, когда артисты находятся на уровень ниже зрителей. Я играю и чувствую себя настоящим клоуном. Ну, думаю, жизнь удалась, ведь клоун, который жестко завладел вниманием зрителя – это наивысшая точка артистизма, сейчас они нас с любовью разорвут на части. А народ уже одной ногой на арене. Друг друга подталкивают, радостные такие, разгоряченные. К концу концерта уже почти лицо в лицо с нами стоят. У нас апофеоз, а развернуться негде. Ну, я, не долго думая, снимаю гитару и вешаю её на ближайшего ко мне паренька и ухожу. И так, по очереди, сделали все остальные. Последний ушел барабанщик, тоже посадив за барабаны кого-то из публики и отдав ему палочки. Так они ещё какое-то довольно продолжительное время играли. Это было всё! ЦИРК, одним словом!!!

Кстати, как говорил некогда Илья Лагутенко, он бывал на концертах группы в конце 1980-х- начале 1990-х, и сильно проникся их музыкой. Есть мнение в среде музыкальных критиков, что весь, ставший вдруг модным, “рокапопс” “Мумий Тролля”, по сути, берёт начало именно с дальневосточных концертов “Миссии”. Хотя владивостокская группа и образовалась раньше, но то, что они представили на альбоме “Морская” в 1997-м, “Миссия:Антициклон” стала играть гораздо раньше и куда интереснее.

После московской сессии эксперименты со звуком продолжились, воплотившись, в частности, в отличный и резкий боевик “Целуй меня в задницу”. Он стал украшением записанного спустя полтора года в Москве альбома “Kainogono”. Эта работа выпускается на цветном виниле (одна из последних пластинок в СССР), согласно собственной концепции. Часть тиража вышла на красных пластинках, другая часть на синих. Красно-синяя гамма присутствует и на обложке. Основной идеей альбома стала —  двойственность Инь и Янь.

Дюжарден и Вяткин, 1990-е
Дюжарден и Вяткин, 1990-е

Но к этому времени внутри группы начали возникать серьезные трения. Причинами конфликтов стали не столько особенности характеров или музыкальных вкусов, сколько мировоззренческие различия. Волков начал продюсировать молодую группу “Федорино горе” и все чаще пропадал в строящемся на окраине Магадана православном монастыре. Теперь на репетициях частенько возникали ситуации, когда Олег заявлял, что петь или играть какую-нибудь фразу ему мешают религиозные убеждения.

“Состояние неудовлетворенности от того, что мы стараемся делать что-то лучше, а у нас получается хуже, начинало просто убивать”, – вспоминает Вяткин.

Вдобавок ко всему Коля Брославский серьезно увлекся религией и перебрался в кришнаитский ашрам. Однажды он ушел из группы насовсем. По слухам, бывший гитарист “Миссии” посетил Индию и вернулся оттуда уже в сане “вторичнорожденного”, потеряв свое прежнее имя.

Вяткин, 1990-е
Вяткин, 1990-е

Чувствуя отсутствие всякого движения, Вяткин уезжает в Барнаул, где некоторое время работает DJ-м на местном радио. Константин Дюжарден также приезжает в Барнаул. Приблизительно тогда же он убирает из фамилии первую часть. В Барнауле в 1994 году, был записан концептуальный альбом «Монро». На нём присутствовали как хиты группы «Если это революция», так и новые песни. Альбом неровный, больше экспериментальный. В записи использованы  нехарактерные для группы электронные инструментытак же был приглашен на запись мастер горлового пения  Болот  Байрышев. Из воспоминаний Геннадия Вяткина:

В Барнауле базировался наш директор Евгений Колбашев. Мы поехали туда записывать альбом “Монро”. Кстати, тогда мы с Костей и стали дуэтом. Барабанщик Олег Волков, как и в своё время, гитарист Николай Брославский, покинул группу по религиозным причинам. Мне в Барнауле понравилось, и я там прижился. Время было дикое, наш альбом был встречен без энтузиазма. Евгений Колбашев, видимо, потративший много сил и денег на выпуск кассеты “Монро”, а до этого и на выпуск виниловой пластинки “Kainogono”, только вздыхал. На эстраде, по-прежнему, царствовала группа “На-На”. Я был в отчаянии, разбавляя его спасительно-интересной работой на местном независимом радио. Я даже подумал тогда, что это конец, стену безвкусицы не пробить никогда. Но вдруг, как черт из табакерки появился “Мумий Тролль”. Не верилось глазам, но его начали крутить по первому каналу телевидения. Я воодушевился. Кого бы я ни встречал в те дни, все меня поздравляли, как будто, по телевизору показали меня. Вот, думал я, значит всё не зря. И мы с Костей двинули в Москву. К сожалению, рокапопс не спас российскую популярную музыку от окабачивания. Как оказалось, с помощью одного только эротического цинизма из тёмного леса пошлости неискушенному слушателю не выйти. Такое впечатление, что сегодня в цене только шансон и пародисты. Это же нонсенс! Надо начинать всё сначала.

Итак, в мае 1997 года Геннадий Вяткин переезжает в Москву  и воссоздает “Миссию“. К нему присоединяется Дюжарден  и  барнаульский барабанщик Андрей Волков. Начинается работа над новой программойИ как символ нового витка музыканты меняют имена – ГВяткин — Геннаа К. Дюжарден –КаИф. Летом 1998 года группа записывает альбом “Складно и ладно“, где используют сэмплы. Из воспоминаний Геннадия Вяткина:

На него было поставлено всё! У нас был боевой настрой и финансирование. И если бы не коллапс российской экономики 1998 года, полагаю, мы бы прорвались к массовому слушателю просто по инерции. Если говорить о моей оценке этого альбома, то…. Секунду…. Я только отключу своего внутреннего критика. (Смеётся). Альбом, конечно, не без изъянов, но в целом чертовски хорош, а местами так и божественно великолепен.

В 2003-м “Миссия: Антициклон” экспериментирует со стилем электроклэш. В этот период в составе группы три участника: Геннадий Вяткин, Константин Дюжарден и Елена Кауфман.  Последняя стала одной из участниц “Фабрики звёзд 5” и сольной исполнительницей.

Миссия: Антициклон, 2003г.
Миссия: Антициклон, 2003г.

В 2003 году музыканты выпускают альбом “Миссия: А: Сборник свежей электронно-танцевальной музыки”, где якобы собраны композиции молодых электронных музыкантов из России, а на самом деле всё создано самой  группой. В 2004 году в сети Internet появляется альбом-сборник “Love Story”. Из воспоминаний Геннадия Вяткина:

Это мои черновые зарисовки просочились в Интернет без моего согласия и даже обрели новое имя “Love Story”. Забавно, ведь у меня они находятся в папке под названием “Flash Mob”. Потом ещё какой-то “знаток нашего творчества” включил эту подборку песен в официальную дискографию группы на странице “Миссии: Антициклон” в Википедии. И по началу, это меня жутко бесило, а потом я подумал, что если никого из слушателей не удручает качество этой записи, значит, в этих песнях и действительно что-то есть. Эти песни записаны в домашних условиях после выхода нашего официального альбома “Миссия:А”  где-то в 2004 году. Невероятно, но они зажили своей жизнью самым естественным образом и это прекрасно!

После 2004 года группа уходит в творческий отпуск. Геннадий Вяткин по семейным обстоятельствам возвращается  в Магадан, работает музыкальным обозревателем газеты “Колымский тракт” и пишет книгу “Инс и Аутс”. Из воспоминаний Геннадия Вяткина:

Всю жизнь пытаюсь написать книгу, но мой очумелый перфекционизм дает о себе знать, ведь несовершенный текст так легко уничтожать. Благодать! (Смеётся). Но, кажется, я в этом деле нашел нечто особенное. Книга называется «Инс и Аутс». Она состоит из поэтических новелл о приключениях двух друзей, для которых, грубо говоря, нет ничего святого, кроме радости существования в моменте «Сейчас». Один из них – Инс – символизирует внутреннее вечное всепроникающее знание – причину: дух, сердце, интуицию и всё такое, а второй – Аутс – нечто внешнее – следствие: действие, поиск, ум, материю…. Книга о балансе ума и сердца. Инс – учитель. Аутс – ученик. Мне кажется, я разработал собственный стиль – текст моей книги плавно зарифмован без привязки к определенной ритмической форме. Я работаю на стыке всевозможных философских концепций, абсурдируя логику до метасмысла!

В  2010 году Вяткин вошёл в состав жюри конкурса молодых талантов “Золотая лестница”. В 2011 году он принимает участие в программе “Народный продюсер”, периодически выступает с сольными концертами в Магадане.

Дюжарден и Вяткин, 2000-е
Дюжарден и Вяткин, 2000-е

В 2014 году Миссия: Антициклон начала запись нового альбома “Evolove”. Средства на запись собирались с помощью краудфандинга. Вышел он в 2018 году, записывался он с помощью новых технологий. Из воспоминаний Геннадия Вяткина:

Мы работали с Костей дистанционно. Он в Москве, я в Магадане. Пишем каждый своё, потом он сводит. Плюс разные коллаборации, записанные до этого. По-моему, вышло круто.

В настоящее время Геннадий заново ремастерирует все записи “Миссии” для выкладывания на все цифровые площадки в хорошем качестве. К записям добавлены бонус-треки, не издававшиеся ранее.  С 2004 года Константин Дюжарден (Иванов) является звукорежиссёром группы “Браво”. Гитарист “золотого состава” Николай Брославский играет во Владивостоке в кришнаитской группе “Чинтамани Бэнд”. Олег Волков продюсирует молодые магаданские группы.

Дискография:

1987 — Вкус Магнитного Хлеба

1988 — Супербаллет

1990 — C Миссией в Москве

1991 — Kainogono

1994 — Монро

1998 — Складно и ладно

2003 — Миссия: А: Сборник свежей электронно-танцевальной музыки

2004— Love Story (бутлег-сборник)

2018 — Evolove

Также в сети Internet можно найти бутлеги- концертные записи.

В подготовке статьи использованы: статья об альбоме 1990 года  из книги Александра Кушнира “100 магнитоальбомов советского рока”, интервью с Геннадием Вяткиным с портала sr.ru, статья о группе из книги Алексеева А. С. “Кто есть кто в российской рок-музыке”.

Фото взяты из открытых источников.

Подборку песен группы можно послушать в сообществе портала “Рок в кадре и не только” в социальной сети ВКонтакте: https://vk.com/lrusskijpok?w=wall-74739005_10656

Подготовил Евгений Бунтов.